На картине народного художника Валерьяна Алексеевича Сергина "Моя Сибирь" изображено всё природное урочище на холсте маслом, а Вы можете отобразить своё "КрасноЯрье" в Затесях на форуме нашего сайта


Наша конституционная обязанность

«Бойся людей, для которых власть – мечта».  Н. Михалков

Или охранять культурное наследие – не наша обязанность. Хотя согласно пункту 3 статьи 44 Конституции РФ – «каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» …  А реализуется право на наследие посредством федерального закона № 73 ФЗ РФ «О культурном наследии народов России». Значит деятельность по сохранению памятников является по сути правозащитной. Этот аргумент обычно не принимается в расчёт нашими оппонентами, если полемика уже идёт – они представляют это, будто сумасшедшие люди бьются за какие-то ветхие деревяшки. На самом деле мы не только защищаем домики на исторических усадьбах сами по себе, мы реализуем нашу конституционную обязанность.

В данной статье мы в основном ведём речь об архитектуре – памятниках архитектуры, но в юридической практике настоящего момента этот термин не существует в документах, в законе есть понятие «объект культурного наследия» (ОКН – сокращённо в документах). Совершенно не обязательно, чтобы дом, обладающий этим статусом, был шедевром с точки зрения архитектуры. Старый дом может нести в себе историческую ценность, память места, которая не менее дорога нам – жителям Красноярска. Хотя дома по улице Перенсона, 32 – 34 /Марковского (поспешно сносимые застройщиком после поджогов для выселения жильцов) имеют несомненную градостроительную, историческую и архитектурную ценность.

«Гордиться славой своих предков … должно, не уважать оной – позорное малодушие!»  –  завещал  наш родной  А.С. Пушкин

Майское фото исторических усадеб по ул. Перенсона, 34 – 32

Когда приезжает бульдозер, и дом разрушают и жгут, становится ясно, что частью публики понятие «историческая ценность» не постигается или не хочет быть признанной. Есть закон и определённые действия органов по госохране в историческом центре города, для того, чтобы старинные домики не снесли нечаянно. Дома, которые достались городу от казаков. Некоторым почти 200 лет. Но вот увидит ли их хотя бы следующее поколение красноярцев – большой вопрос?

Вид от улицы Марковского – на остатки северной стены углового полукаменного дома с лучковыми стройными окнами верхнего жилого этажа и руины дома № 32 по ул. Перенсона – на фото 10 марта 2018г.

И наконец, они должны обладать охранным статусом. Когда в достопамятном Казачьем квартале пятой куртины старого плана города (в Центральном районе Красноярска) появился в начале февраля 2018г. экскаватор и стали сносить уже подожжённые ценные бревенчатые дома на усадьбах, которые, несомненно являются частью богатой казачьей истории острога Красного Яра и его посадской территории, тогда на защиту их встала молодёжь Общественного движения по сохранению народного деревянного зодчества. Дежурили в ночных пикетах и пели в марте казачьи песни – группа Живая старина.

Вид усадьбы пятидесятника Потылицина с добротным полукаменным угловым домом и двумя флигелями начала XIX века в Казачьем квартале – до поджога застройщиком, не проведшим археологические исследования территории в групповой охранной зоне (с 1993 по 2011гг.) памятников истории и культуры

Эти полукаменные дома на хозяйственных подклетах со стройными бревенчатыми светёлками под крутыми кровлями начала XIX века, «обшиты тёсом высокого качества с калёвками «под руст» горизонтальный, с фигурной порезкой нижних досок наличников лучковых окон – под широкого выноса профилированным карнизом над двухрядным фризом…» являют корневую суть сибирской культуры. В.И. Суриков гордился своим казачьим происхождением, и запечатлел эти красноярские усадьбы в своих ярких акварелях и рисунках, но он тогда предвидел с сожалением: «О, эти точёные вереи – потомки забудут о них…». Вереи – резные столбы ворот, на которых вращаются полотнища.

В этом квартале соединилась история XIX-го и XX веков, связанная с памятью замечательных казачьих семей Абалаковых, Суриковых, Юшковых, Потылицыных, Ермолаевых и великого хирурга В.Ф. Войно-Ясенецкого, и писателя А.Т. Черкасова – дорогих всем красноярцам как примеры бытования казаков и связь времён – из прошлого через настоящее – с будущим. Но почему теперь допускается такое варварское отношение к нашей родной культуре, казачьей истории – стоят в страшных руинах любимые Василием Ивановичем усадьбы в охранной зоне Уездного училища, где он бывал в юные годы свои. «И ведь довели до ветхости добротные дома и оставили в руинах, будто военного времени!, а теперь стесняются перед гостями зимней универсиады».

Мы пытались аргументировать защиту этих исторических усадеб тем, что уже были письма Центра по охране и использованию памятников истории и культуры по сохранению этих домов. Это подтверждает письмо от 18.01.1996г. за № 30 о том, «усадьба № 34 по ул. Перенсона /Марковского, 67 – казака Потылицына, состоит на государственном учёте и является памятником истории и культуры – в групповой зоне охраны памятников, согласно статьи 93 Земельного кодекса РСФСР и относятся к категории земель историко-культурного назначения с особым режимом содержания и использования».  Но нам было сказано, что это давно было давно и неправда.  

И краевая «охранная служба» не считает эти дома достойными сохранения, потому как они говорят и пишут в ответах градозащитникам, чтобы объект стал охраняемым памятником нужна экспертиза. ГИКЭ – государственная историко-культурная экспертиза, и её выполняет аккредитованный эксперт.  Среди них есть добрые люди, которые могут сделать экспертизу «за рубль» – безвозмездно (например, члены нашего ВООПИиК – Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры), если действительно считают, что здания нужно спасти. Такую экспертизу профессионально выполнила член Союза архитекторов России, Историко-патриотического Общества «Краевед» аттестованный эксперт ГИКЭ Катерина Васильевна Гевель. Выполнить экспертизу удалось быстро и сдать в краевую службу в марте, потому что все документы и материалы, и фото прежнего достойного состояния усадеб собирал с декабря 2017г., переписывался с московскими градозащитниками и готовил экспертное заключение архитектор-реставратор, член Российской ассоциации реставраторов и Союза реставраторов России Евгений Гевель.

Вид усадебного дома на кирпичном подклете с юго-востока (со двора) – до пожара 2015г. – фото реставратора Евг. Гевеля

Экспертиза – это кропотливая работа, занимает месяцы научных и натурных исследований, изучение архивных и фотодокументов, проектных чертежей зон охраны, и она освобождает чиновников и застройщиков от ответственности, если экскаватор уже пришёл. Так как только принятая государственной службой экспертиза обладает последующей силой действия, а вот чтобы её принять – для этого нужно время и Совесть. За это время можно историю сжечь, порушить, что собственно говоря и делали безнаказанно застройщики, если бы не обращения красноярских защитников в следственные и судебные органы, согласно Конституции РФ. 

 

Бревенчатый фасад добротного дома № 32 с резными фигурными наличниками стройных окон  под широкого свеса кровлей  над профилированными карнизом и фризом – в зоне видимости  Уездного училища В.И.Сурикова – памятника  истории и культуры федерального значения охраны  (фото Е.Гевель – до 2016г.)

Снос приостановили на 90 дней. Экспертиза была срочно передана в госорган на рассмотрение и принятие решения, но должного действия это не возымело. Судя по ответам краевой службы «по государственной охране культурного наследия», ей оказалась «не понятна цель предоставленной экспертизы»? И спутано её назначение – это была экспертиза не земельного участка с помощью экспертов-археологов, которую должны были выполнить в 2012 – 2015 гг. застройщики при проектировании на этой территории, но экспертиза архитектора о ценности выявленных в 1980-х годах исторических усадеб в зоне охраны ОКН. И путая статьи закона, вероятно намеренно, служба не желает придавать этим казачьим усадьбам статус охраняемых выявленных объектов культурного наследия и включать в охранный список.

 В начале декабря 2017г. краеведы были на встрече с краевым прокурором и говорили о несоблюдении закона № 73 ФЗ РФ о выявленных объектах деревянного зодчества, о непринятии краевой службой заявлений о включении ценных исторических объектов в охранный список. Необходимо вернуться к этому вопросу, не делать поспешных выводов, не дискредитировать работу службы и не идти на поводу у застройщика – надо действительно охранять наше наследие, чем и должно заниматься государственное учреждение такого назначения.

Вид стройных пропорций Гостевого дома Успенского монастыря и усадьбы казаков Потылицыных-Ермолаевых вдоль ул. Перенсона, 32 - 34 – на север (до поджогов застройщиком)

У государства существует определённый круг задач, в том числе – обеспечить законность и нормальное функционирование федерального закона РФ по охране культурного наследия. Поэтому надо понимать, что никакая общественность в деле защиты памятников архитектуры и деревянного зодчества не может исключать государство. Общественник не может спорить с застройщиком и администратором напрямую, он спорит о правах, которые в данном случае нарушены. Думать о том, что одно может заменить другое, и о том, что все чиновники плохие, означает сильно упрощать ситуацию.

Весенний пожар 2016г. в северной части дома по ул. Перенсона, 32  – и не защитили  старину  в пятой Казачьей куртине  плана утверждённые  законом зоны охраны наследия и государственная служба по охране, издавшая приказ в 1990-х годах о сохранении ценных исторических усадеб

Общественность – это люди, занимающиеся коррекцией действий госслужащих, нещадно критикующие их в те моменты, когда они сворачивают свою деятельность по обеспечению законности или сами выступают в качестве нарушителей. А если государственные служащие делают что-то правильно, общественное движение может их также и похвалить, но заменить друг друга они не могут. Призываем прекратить разрушать редкие примеры сибирского бревенчатого наследия и начать адаптироваться к современным условиям, когда Президент России приравнивает сохранение культурного наследия в регионах к вопросам национальной безопасности. 

Исторический центр нашего города необходимо оберегать, «полировать» как бриллиант. Все ценности культурного наследия – фрагменты старинной среды, которые там ещё чудом остались – это предмет для сохранения и гордости красноярцев – нашей особой «красноярости». И вопрос о целесообразности сбережения народного деревянного зодчества, поднимаемый краевой госслужбой на встрече с репортёром газеты Красноярский край, здесь не стоит. Это не только исторический, но и наш экономический ресурс, это капитализация «духа места» и памяти улиц, которая реально существует в городе. Красноярское казачье наследие доблестных защитников порубежной крепости – это колоссальный воспитательный и образовательный потенциал и основа процветания городского сообщества.

Горожане говорят журналисту так: «Ведь пока жива память, жив человеческий род. В каждой семье – бережно сохраняют здоровье дедов, и даже после ухода родные пращуры остаются как будто живыми, пока их внуки и правнуки берегут их образы. Нельзя отдавать старинные бревенчатые дома под снос для возведения на их месте безликих многоэтажек. Зачем они нужны, если растущие в них дети не будут знать о своём генетическом городском прошлом, не будут дорожить своей историей?»

Валентина Лесничёнок после экскурсии в Казачьем квартале в 2016 г. сказала так: «Дом стоял 200 лет, а мы его разрушим? Хотя бы этот квартал нужно сохранить в память о казаках, благодаря которым город Красноярск вообще появился на карте России. Это дарит чувство Родины».

В настоящее время в Доме Архитектора на ул. Дубровинского, 58, в центре города на берегу Енисея, где проходили прежде общественные обсуждения новых проектов, в начале года круглые столы по сохранению культурного наследия молодёжного Общественного движения, чрезвычайная ситуация – кем-то посажен охранник, не пропускающий архитекторов в свой Дом. Удивительно, что охрана эта от архитектурной молодёжи и всех архитекторов теперь появилась в ДА именно 18 апреля – в Международный день защиты памятных мест, когда было большое собрание региональной организации ВООПИиК, возобновившей весной 2018 г. свою работу. А ведь общественные обсуждения и собрания в Доме архитекторов – это закреплённое Конституцией РФ и законом право.

А пока закрыт Дом архитектора для обсуждений, можно свободно выходить на сайт Общественного совета творческих объединений города по сохранению наследия – www.krasnoyaro.ru   с картой памятных мест исторического центра и форумом, и это объединит горожан в общем деле защиты родной старины и традиций Красноярья, и можно поделиться там своими идеями по спасению наследия!

Ссылки на статьи о Казачьем квартале:

Краскомпас. Казачий квартал.

Старина кричит "SOS"

Ужасна перспектива уничтожения деревянных домов в центре Красноярска  

 

Председатель правления ККО ВООПИиК

В.Н. Пирогов